Юридические услуги в Санкт-Петербурге
 
СПб, Купчино, Балканская пл., д. 5, БЦ "Балканский - 1", офис 902
 
+7 (812) 989-00-44
 

» Решения судов

06 апреля 2017 года Дело № А56-65154/2016




3656/2017-229594(1)

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области
191015, Санкт-Петербург, Суворовский пр., 50/52
http://www.spb.arbitr.ru

Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ



г.Санкт-Петербург


06 апреля 2017 года Дело № А56-65154/2016


Резолютивная часть решения объявлена 05 апреля 2017 года.
Полный текст решения изготовлен 06 апреля 2017 года.
Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе:
судьи Захаров В.В.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Эльбек
М.С.,
рассмотрев в судебном заседании дело по иску:

истец: ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮСТАНКОСЕРВИС
(адрес: Россия 390029, г. РЯЗАНЬ, РЯЗАНСКАЯ обл, ул. ЧКАЛОВА 33А 411, ОГРН:
1046209004050);

ответчик: ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО ЭЛЕКТРОМЕХАНИКА (адрес:
Россия 194044, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ г, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ г, пр-кт. БОЛЬШОЙ
САМПСОНИЕВСКИЙ 30 1 ЛИТЕРА А, ОГРН: 1027810332758);
о взыскании 487 614 руб.

при участии
- от истца: Коткова А.Н., по доверенности № 12 от 12.09.2016,
- от ответчика: Демченко И.В., по доверенности от 17.04.2015, Кукушкин К.Г., по
доверенности от 17.04.2015,

у с т а н о в и л :
Общество с ограниченной ответственностью «Станкосервис» (далее – истец)
обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с
исковым заявлением о взыскании с Открытого акционерного общества
«Электромеханика» (далее – ответчик) задолженности по оплате товара в размере
449 000 руб., пеней в размере 38 614 руб.
Определением от 14.11.2016 суд перешел к рассмотрению дела по общим
правилам искового производства.
Истец поддержал исковые требования.
Ответчик требования истца не признал, по основаниям, изложенным в отзыве.
Ответчик считает договор измененным в одностороннем порядке – расторгнутым в
части поставки спорного станка, поэтому обязанность окончательного расчета у него
А56-65154/2016
2
отсутствует, указал, что им подан иск о взыскании с истца первоначальных платежей за
станок.
Истцом заявлено, что ответчик не имел правовых оснований для изменения
Договора.
Исследовав материалы дела, заслушав представителей сторон и оценив
представленные лицами, участвующим в деле, доказательства, судом установлены
следующие обстоятельства.
Между истцом и ответчиком 22.10.2015 был заключен договор поставки №149
(далее – Договор). В соответствии со Спецификацией № 2 от 21.12.2015 ответчик
обязался поставить истцу станок токарно-винторезный модели 1М65 РМЦ 3000.
08.06.2016 станок был поставлен.
В соответствии с пунктами 5.1 и 5.2 спецификации № 2 от 21.12.2015
(приложение № 3 к договору) платежными поручениями № 4772 от 22.12.2015 и № 2571
от 08.06.2015 истцу было перечислено 4 041 000 рублей.
Окончательный расчет в соответствии с пунктом 5.3 спецификации № 2 в
размере 10% от стоимости товара (449 000 руб.) ответчик должен произвести в течение
40 (сорока) рабочих дней с момента передачи товара, т.е. не позднее 04.08.2016.
Ответчик окончательный расчет не произвел.
10.08.2016 ответчику была направлена претензия с требованием погасить
задолженность. Претензия была получена ответчиком 24.08.2016. В соответствии с
пунктом 7.1 срок ответа на претензию 15 дней. Ответчик на претензию не ответил.
15.08.2016 истцу за исх. № 758/16 (и) была направлена претензия с подробным
описанием не устраненных дефектов, в которой предлагалось заключить соглашение о
расторжении договора № 149 от 22.10.2015 в части поставки токарно-винторезного
станка модели 1М65 и согласовать порядок возврата денежных средств и способах
обратной передачи указанного станка. В претензии указывалось, что в случае отсутствия
ответа на претензию в срок, определенный договором, ответчик будет вынужден
отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке.
Претензия была получена истцом по электронной почте 15.08.2016, по почте –
08.09.2016.
Истец в установленный договором срок на претензию не ответил, предложений
по заключению соглашения не представил.
13.09.2016 истцу был направлено уведомление об отказе в одностороннем
порядке от исполнения договора № 149 от 22.10.2015 в части поставки токарно-
винторезного станка модели 1М65 с требованием возврата в течение 5 (пяти) рабочих
дней уплаченной за станок денежной суммы.
Уведомление было получено истцом 10.10.2016.
По утверждению ответчика при производстве пуско-наладочных работ на станке
были выявлены дефекты, о чем 22.06.2016 был составлен акт. В последствии в станке
были выявлены и другие дефекты, первоначально изложенные в письмах исх. № 571/16
(и) от 24.06.2016 и № 593/16 (и) от 04.07.2016 года (как дополнение письма исх. №
571/16 (и) от 24.06.2016).
По объяснениям ответчика станок токарно-винторезный модели 1М65 РМЦ 3000
не может использоваться по назначению, не введен в эксплуатацию, амортизация не
начисляется.
По мнению истца, станок дважды был принят ответчиком по качеству с
проверкой станка на соответствие паспортным нормам точности, а именно по Акту
приема-передачи от 08.06.2016 и Акту осмотра и ремонта от 08.07.2016.
При исследовании указанных истцом письменных доказательств суд установил,
что Акт приема-передачи станка от 08.06.2016 составленный сторонами при приемке
станка в г. Рязань, хоть и указывает, что ответчик не имеет претензий по качеству
А56-65154/2016
3
станка к истцу при приемке, но все же не содержит достоверных указаний на
проведение испытаний станка и на приемку станка ответчиком на соответствие
паспортным нормам точности, как утверждает истец.
Стороны подтвердили, что позднее станок транспортировался из г. Рязань и был
установлен на территории ответчика по адресу: Санкт-Петербург, Большой
Сампсониевский пр. д. 30, корп. 1, лит. А, что подтверждает доводы ответчика, что
станок начал испытываться с нагрузками только после монтажа на его площадке.
По представленным в материалы дела ответчиком письмам (исх. № 571/16 (и) от
24.06.2016 и № 593/16 (и) от 04.07.2016), адресованным в адрес истца следует, что
ответчиком сразу после монтажа станка на своей территории были выявлены
недостатки станка, препятствующие его работе (при включении планшайбы на малые
обороты вращения происходит неравномерное вращение с вибрацией; ведущий вал-
шестерня, приводящий в движение планшайбу за счет зацепления с венцом, имеет
дефектную поверхность зубьев; радиальное биение эвольвентного профиля шестерни –
0,15 мм; торцевое биение фланца шпинделя передней бабки – 40 мкм, а допуск по
паспорту – 25 мкм; верхняя поверхность фланцев станины, в которой располагаются
отверстия фундаментных болтов, не обработана, имеет неровную поверхность, не
параллельную опорной поверхности станины, в результате анкерный болт при
затягивании гайки изгибается, упирается в станину; рукоятка включения механической
поперечной подачи переключатся крайне тяжело; вилка включения механической
поперечной подачи имеет люфт в вилочной канавке шестерни; шлицевой вал В31 имеет
остаток черноты после обработки; на внутренней стороне планшайбы имеются следы
ударов от вала-шестерни В6, что говорит о неправильной регулировке хода этого вала),
с которыми в указанных письмах он обратился к истцу для проведения гарантийного
ремонта.
Представитель ответчика пояснил, что письма направлялись на электронную
почту истца stankocenter@stankoff.su, указанную в разделе 10 Договора. Истец
подтвердил, что его представители, прибывшие для гарантийного ремонта станка
08.07.2016, подписали составленный сторонами Акт осмотра и ремонта от 08.07.2016, в
котором указано что истец прибыл по письму ответчика № 593/16 (и) от 04.07.2016,
обнаружил производственный брак и произвел работы по замене вала-шестерни малого
хода шпиндельной бабки 1М65, а также провел проверку станка на соответствие
паспортным нормам точности. Ответчик этот акт подписал. Таким образом, из
исследованных документов суд установил, что 08.07.2016 истцом была произведена
только замена вала-шестерни малого хода шпиндельной бабки 1М65, а не устранение
всех дефектов, указанных ответчиком в письмах, а также, что после этой замены и
проверки станка на соответствие паспортным нормам точности, ответчик принял
станок, соответствующий на 08.07.2016 паспортным нормам точности. Т.е. подписав
Акт осмотра и ремонта от 08.07.2016 года, указывающий на письмо ответчика № 593/16
(и) от 04.07.2016 истец признает, что получил это направленное ему электронным
образом письмо.
Исследовав иные материалы дела, суд установил, что станок принимался
ответчиком на соответствие паспортным нормам точности только один раз – 08.07.2016.
Тем не менее, это обстоятельство нельзя рассматривать на неопределенно длительный
период, т. к. в процессе обкатки станка или производственной эксплуатации станка,
могут появляться другие претензии по качеству станка, не связанные с показателями
точности станка, а связанные с иными причинами, препятствующими эксплуатации
станка. Причины этого могут быть как в производственных дефектах самого станка
(некачественный станок), так и в нарушениях техники эксплуатации станка ответчиком.
Принятие станка 08.07.2016 на соответствие паспортным нормам точности не
гарантирует, что у станка устранены и не могли снова появиться недостатки,
А56-65154/2016
4
отраженные в Претензии ответчика № 758/16 (и) от 12.08.2016 и других документах.
Поэтому смысловой довод истца, что раз станок был принят по нормам точности, то он
однозначно качественный и у него не могут появиться недостатки, судом отклоняется.
Ответчик утверждает, что с момента поставки станок трижды ремонтировался:
08.07.2016, 05.08.2016, 07-08.09.2016, причем истец полностью так и не смог
отремонтировать станок, постоянно проявлялись дефекты, не позволяющие его
эксплуатировать в производственном режиме.
Истец же в правовой позиции на отзыв ответчика утверждает, что осуществлял
гарантийный ремонт станка только один раз – 08.07.2016. Далее его сотрудники
гарантийный ремонт не осуществляли: 05.08.2016 Вьюнов С. В. прибыл к ответчику
лишь для того, чтобы передать ответчику Акт о снятии станка с гарантии, а позднее 07-
08.09.2016 Манушин А. И. и Новиков Н. В. два полных рабочих дня осуществляли
ремонт станка по просьбе ответчика на платной основе.
Ответчик же утверждает, что представители истца после выполнения
гарантийного ремонта 05.08.2016 и 07-08.09.2016 намеренно отказывались подписывать
акты о ремонте станка (Акт о проведении гарантийного ремонта от 05.08.2016, Акт
осмотра и ремонта от 08.09.2016), т. к. станок после их ремонта продолжал быть не
исправен и не мог эксплуатироваться.
Суд установил, что наличие ремонтников истца на производстве ответчика в
указанные дни подтверждено имеющимися в деле доказательствами, а именно
выписками из журнала посещений предприятия ответчика за 2016 год, оригинал
которого обозревался судом в судебном заседании и выписками из электронной базы
пункта пропуска ответчика, где указано время пребывания сотрудников истца на
предприятии ответчика, а именно: 05.08.2016 Вьюнов Сергей Владимирович находился
у ответчика с 7 ч 35 мин до 16 ч 25 мин, 07.09.2016 Манушин Андрей Иванович – с 7 ч
50 мин до 17 ч 05 мин, 07.09.2016 Новиков Николай Владимирович – с 7 ч 50 мин до 17
ч 05 мин, 08.09.2016 Манушин Андрей Иванович – с 8 ч 15 мин до 17 ч 10 мин,
08.09.2016 Новиков Николай Владимирович – с 8 ч 15 мин до 17 ч 10 мин.
Истец утверждает, что снял станок с гарантии 05.08.2016, отправив к ответчику
сотрудника именно для снятия с гарантии, после того как 25.07.2016 получил от
ответчика информацию о неработоспособности станка.
Суд изучил Акт истца о снятии станка с гарантии от 05.08.2016. Акт составлен на
компьютере и распечатан на принтере, в Акте указано, что составлен он 05.08.2016 и
его оригинал передан ответчику. Подписей представителей ответчика в Акте нет, как и
записи, что они отказались от подписи. Акт включает перечень указаний на дефекты
станка, которые должны были описываться при осмотре станка, что означает
возможность его изготовления только после фактического осмотра станка при наличии
компьютера и принтера. Суд критически оценивает возможность составления данного
Акта наладчиком истца на производстве ответчика и передачу его оригинала
представителям ответчика в этот же день, т. е. разделяет позицию ответчика, что Акт о
снятии с гарантии от 05.08.2016 истцом не составлялся и ответчику не передавался и
ответчик с ним ознакомился только в суде.
В материалах дела имеется Акт ответчика от 05.08.2016 о проведении
гарантийного ремонта, где указано, что проведены работы Вьюновым С.В.: произведена
дополнительная фиксация вала-шестерни В6-23 двумя установочными винтами,
вибрация и шум в передней бабке станка не прекратились и др. В акте сделано
заключение, что до устранения всех неисправностей станок в работу не допускается.
Акт подписан представителями ответчика, сделана запись, что представитель истца
Вьюнов С. В. от подписи отказался.
А56-65154/2016
5
Суд считает обоснованным довод ответчика, что если бы Вьюнов С. В. решил от
имени истца снять станок с гарантии, то имел возможность указать это в Акте ответчика
о проведении гарантийного ремонта от 05.08.2016, а не отказываться от его подписания.
Достоверных доказательств отправки или передачи ответчику истцом Акта о
снятии станка с гарантии от 05.08.2016 в дело не представлено.
Таким образом, суд пришел к выводу, что Акт от 05.08.2016 о снятии станка с
гарантии ответчику 05.08.2016 и позднее, вплоть до судебного процесса – не
передавался.
Кроме того, вывод суда о том, что истец не снял станок с гарантии 05.08.2016, а
все же пытался его по гарантии ремонтировать, подкрепляется тем обстоятельством, что
истец прислал двух сотрудников (Манушина А. И. и Новикова Н. В.) для ремонта
станка на два дня 07-08.09.2016. Утверждение истца о том, что этот ремонт им
осуществлялся на платной основе вне гарантийных обязательств и по просьбе ответчика
не находит подтверждение доказательствами, имеющимися в деле.
В соответствии со ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса российской
Федерации (далее - АПК РФ), каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать
обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и
возражений.
По результатам ремонта станка 07-08.09.2016 ответчиком был составлен Акт
осмотра и ремонта от 08.09.2016, где указано, что ремонт гарантийный, осуществлялся
по Претензии ответчика №758/16 (и) от 12.08.2016, а также что по его результатам
станок был запущен на холостых оборотах и вращение шпинделя сопровождается
шумом и вибрацией (проявлялось и ранее см. письмо исх. № 571/16 (и) от 24.06.2016).
На Акте имеется запись представителей ответчика, что представитель истца Манушин
А. И. от подписи акта отказался.
То, что представители истца не смогли отремонтировать станок, также
подтверждает собственноручная служебная записка Манушина А. И. на имя главного
инженера ответчика от 08.09.2016 с просьбой к ответчику доработать зубчатое колесо.
Истец же не предоставил в материалы дела никаких доказательств просьбы
ответчика о ремонте станка на платной основе, также истцом не представлены счета,
калькуляции и иные подтверждающие документы на оплату этих услуг ответчиком, а
также доказательства передачи или направления такого рода документов истцом
ответчику, т. е. истцом не предоставлено доказательств, опровергающих позицию
ответчика, что ремонт 07-08.09.2016 был гарантийным.
Оценив имеющиеся в деле доказательства суд пришел к выводу, что истец
трижды осуществлял гарантийный ремонт станка.
Истец утверждает, что с 05.08.2016 у него закончились обязательства по
проведению гарантийного ремонта, так как истец не произвел окончательный расчет по
Договору. Но истцом не представлено доказательств о направлении ответчику
уведомлений в отказе в гарантийном ремонте по причине отсутствия окончательного
расчета, а наоборот все доказывает, что истец еще пытался отремонтировать станок.
Данное утверждение истца не имеет правового значения для дела, так как судом
установлено, что истец приезжал для осуществления именно бесплатного для истца
гарантийного ремонта: 05.08.2016 по письму ответчика № 682/16 (и) от 25.07.2016 и 07-
08.09.2016 по Претензии ответчика № 758/16 (и) от 12.08.2016.
Ответчиком в материалы дела представлены справка бухгалтерии № 123/17 (и)
от 06.02.2017 о том, что амортизация на станок не начисляется, станок не введен в
эксплуатацию, а также Акт от 09.08.2016 о невозможности введения станка в
эксплуатацию с указанием дефектов станка, что подтверждает доводы ответчика, что
станок не может осуществлять производственные функции. Истцом доказательства
обратного в дело не предоставлены.
А56-65154/2016
6
Неработоспособность станка и отсутствие вины ответчика в этом
подтверждается предоставленным ответчиком в материалы дела Заключением
специалиста № 000912 от 27.09.2016.
При осмотре станка специалистом были подтверждены различные дефекты
станка. Экспертом определено, что станок не новый, содержит часть узлов из
восстановленных деталей, бывших ранее в употреблении, неисправности в схеме
электрооборудования станка запрещают его эксплуатацию вплоть до их устранения.
В Заключении специалиста № 000912 от 27.09.2016 сделаны следующие выводы:
причиной дефектов является производственный брак, выявленный недостаток товара
является существенным, изделие лишено основной своей функции, нарушений условий
и правил эксплуатации не выявлено.
Доводы истца о ненадлежащем характере Заключения судом не принимаются, т.
к. ООО «Балтийская правовая группа» имеет согласно выписки из ЕГРЮЛ
разрешенный вид деятельности – судебноэкспертная, само заключение выполнено
логично, сопровождено фотографиями дефектов, дает подробную опись
зарегистрированных при осмотре дефектов, дает однозначные ответы на поставленные
вопросы. Одной из причин неработоспособности станка указано сопровождающийся
ударом бросок тока в момент переключения главного привода с «треугольника» на
«звезду», что по мнению специалиста может привести к электропробою.
Доводы истца о том, что специалист имеет недостаточную квалификацию судом
не принимаются, т. к. наличие у специалиста образования по специальности
«Радиоэлектронные устройства» не противоречит возможности им квалифицировать
неисправности электрооборудования станка.
Суд оценивает Заключение специалиста № 000912 в совокупности с другими
доказательствами и обстоятельствами дела. Материалами дела подтверждено, что
ответчик заблаговременно 15.09.2016 в 16:23 направил истцу по электронной почте
предложение на участие 21.09.2016 в 10:00 в осмотре станка экспертами и проведении
экспертизы по установлению причин неработоспособности станка. Электронное письмо
было доставлено, получено уведомление. Истец своим электронным письмом от
15.09.2016 в 16:42 подтвердил получение приглашения на экспертизу.
Таким образом истец имел возможность участвовать в осмотре станка 21.09.2016,
мог привлечь дополнительно экспертную компанию или специалистов, просить
включить вопросы и др., возражений против проведения досудебной экспертизы
ответчику не направлял, предпочел не участвовать в осмотре.
В судебном процессе истец заявил, что ответчик внес конструктивные изменения
в станок, а также что его неправильно эксплуатировал и в этом причина
неработоспособности станка, т.е. ссылается на те обстоятельства, которые противоречат
выводам Заключения № 000912
Данные обстоятельства являются предметом доказывания истца, но истцом не
заявлено ходатайство о проведении судебной экспертизы по установлению причин
неработоспособности станка с целью получения доказательств вины самого ответчика в
этом.
Суд не принимает доводы истца, что вред станку мог быть нанесен при
частичной его разборке сотрудниками ответчика при осмотре и фотографировании
станка специалистом 21.09.2016. Ответчик пояснил, что частичный демонтаж узлов
станка был произведен его квалифицированными сотрудниками, обслуживающим
станочный ответчика в более чем 50 станков, с использованием профессионального
инструмента, т. к. без снятия защитных крышек, части узлов и др. не возможно
произвести осмотр, фотографирование, визуализацию дефектов. Тем более, сам повод
для осмотра станка возник в связи с его неработоспособностью. Истцом не
А56-65154/2016
7
предоставлены в материалы дела какие-либо объективные и достоверные
доказательства своей позиции о вреде станку от осмотра.
Истец также утверждает, что не получал писем с претензиями ответчика по
качеству станка и что ответчик не уведомлял его о гарантийных дефектах станка.
Данный довод не может быть принят судом. Письма направлялись истцу на
электронный адрес stankocenter@stankoff.su, указанный в Договоре, и он фактически
приезжал на ремонт, что доказывают материалы дела. Между сторонами сложились
особенности делового оборота посредством электронной переписки, что полностью
признано самим истцом и установлено судом при исследовании доказательств: первый
гарантийный ремонт 08.07.2016 оформлен Актом осмотра и ремонта от 08.07.2016,
подписанным сторонами, где указано, что ремонт производился по письму ответчика №
593/16 (и) от 04.07.2016. Это письмо было направлено ответчиком 04.07.2016 на
электронную почту истца и почтой России это письмо не направлялось, но Истец тем
не менее Акт подписал; второй гарантийный ремонт 05.08.2016 - в своей правовой
позиции на отзыв ответчика на иск сам истец признает факт, что получил 25.07.2016
информацию от ответчика о неработоспособности станка и поэтому приехал
05.08.2016.
Таким образом, истец признает в своей правовой позиции, что получил письмо
ответчика № 682/16(и) от 25.07.2016 (требуется замена обратного клапана на насосе)
направленное ему по электронной почте, т. к. иных писем ответчиком в этот период
истцу не направлялось и в материалах дела не имеется, указание на это письмо
отражено в Акте о проведении гарантийного ремонта от 05.08.2016 года, который
представитель истца не подписал; третий гарантийный ремонт 07-08.09.2016 -
ответчику 15.08.2016 была направлена почтой РФ (доказательства в деле) и по
электронной почте Претензия истца № 758/16 (и) от 12.08.2016 и истец приехал и
пробовал бесплатно по гарантии пытался станок отремонтировать.
В соответствии с пунктом 5.1 договора ответчик гарантирует доброкачественную
и исправную работу станка в течение 12 (двенадцати) месяцев с момента поставки при
соблюдении условий, рекомендаций и требований, указанных в руководстве по
эксплуатации.
Однако, имеющиеся в деле доказательства говорят о невозможности
использования станка в производстве.
Суд приходит к выводу, что недостатки спорного станка выявлялись
неоднократно, являются неустранимыми, затраты времени на ремонт станка являются
несоразмерными, т. е. истцом существенно нарушены требования к качеству станка.
Доказательства обратного истцом не в материалы дела не предоставлены.
В соответствии с абзацем первым п. 1 ст. 450 Гражданского кодекса Российской
Федерации (далее - ГК РФ) изменение и расторжение договора возможны по
соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими
законами или договором.
Пунктом 2 ст. 475 ГК РФ предусмотрено, что в случае существенного нарушения
требований к качеству товара (обнаружения неустранимых недостатков, недостатков,
которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или
выявляются неоднократно, либо проявляются вновь после их устранения, и других
подобных недостатков) покупатель вправе по своему выбору, в том числе: отказаться от
исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар
денежной суммы.
Используя свое право на частичный отказ от Договора в одностороннем порядке,
ответчик действовал добросовестно и разумно. Как указано выше 15.08.2016 истцу была
направлена претензия с подробным описанием не устраненных дефектов, в которой
предлагалось заключить соглашение о расторжении Договора в части поставки
А56-65154/2016
8
спорного токарно-винторезного станка модели 1М65 и согласовать порядок возврата
денежных средств и способах обратной передачи станка. В претензии указывалось, что
в случае отсутствия ответа на претензию в срок, определенный договором, ответчик
будет вынужден отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке. Истец в
установленный договором срок на претензию не ответил, предложений по заключению
соглашения не представил.
На основании ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и
одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев,
предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства,
связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и
одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях,
предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа
обязательства.
Как установлено п. 1 ст. 450.1 ГК РФ предоставленное Кодексом, другими
законами, иными правовыми актами или договором право на односторонний отказ от
договора (исполнения договора) может быть осуществлено управомоченной стороной
путем уведомления другой стороны об отказе от договора (исполнения договора).
Договор прекращается с момента получения данного уведомления, если иное не
предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или
договором.
Ответчик отказался в одностороннем порядке от исполнения договора № 149 от
22.10.2015 в части поставки токарно-винторезного станка модели 1М65 путем
направления истцу 13.09.2016 соответствующего уведомления (исх. № 869/16 (и) от
09.09.2016). Уведомление было получено истцом 10.10.2016.
Истец указанное уведомление об отказе от исполнения Договора не оспаривал,
ответа ответчику с несогласием с Уведомлением не направлял, в суд с признанием
незаконным отказа ответчика от исполнения договора не обращался.
Суд пришел к выводу, что в соответствии с п. 1, 2 ст. 450.1, п. 2 ст. 475 ГК РФ,
Договор № 149 от 22.10.2015 считается измененным – расторгнутым в части поставки
токарно-винторезного станка модели 1М65 с 10.10.2016.
Согласно п. 2 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон
прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из
существа обязательства.
В пункте 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 35 "О
последствиях расторжения договора" разъяснено, что по смыслу п. 2 ст. 453 ГК РФ при
расторжении договора прекращается обязанность должника совершать в будущем
действия, которые являются предметом договора (например, отгружать товары по
договору поставки, выполнять работы по договору подряда, выдавать денежные
средства по договору кредита и т.п.). Поэтому неустойка, установленная на случай
неисполнения или ненадлежащего исполнения указанной обязанности, начисляется до
даты прекращения этого обязательства, то есть до даты расторжения договора.
После расторжения договора 10.10.2016 в части поставки токарно-винторезного
станка модели 1М65 у ответчика прекратилась обязанность производить окончательный
расчет за поставленный станок. Но обязанность уплаты пени за ответчиком за
несвоевременность проведения окончательного расчета у ответчика сохранилась.
В соответствии с п. 8.2 договора размер пени составляет 0,1% за каждый день
просрочки. Количество дней просрочки с 04.08.2016 по 10.10.2016 составляет 67 дней.
Таким образом, размер пени, которые должен уплатить ответчик истцу
составляет 30 083 руб. (449 000 / 100 * 0,1 * 67).
А56-65154/2016
9
В соответствии со ст. 110 АПК РФ в случае, если иск удовлетворен частично,
судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру
удовлетворенных исковых требований.
Руководствуясь статьями 110, 167-171 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации, Арбитражный суд

р е ш и л :
Взыскать с открытого акционерного общества «Электромеханика» в пользу
общества с ограниченной ответственностью «Станкосервис» задолженность 30083 руб.,
а также расходы по уплате государственной пошлины в размере 2000 руб.

В остальной части иска – отказать.

Решение может быть обжаловано в Тринадцатый арбитражный апелляционный
суд в течение месяца со дня принятия Решения.
Судья Захаров В.В.

НАШИ КОНТАКТЫ


Наш офис находится во Фрунзенском районе рядом с метро и железно- дорожной станцией Купчино.

Удобное расположение офиса позволит Вам быстно добраться как из удаленных районов города, так и из пригородов Петербурга.

Адрес: г.Санкт-Петербург, Балканская площадь дом 5, лит. И, помещение 902 (9 этаж).

Вопросы, уточнения и запись на прием по телефонам в СПб:

+7 (812) 989-00-44 ; +7 (921) 845-73-60
ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ


ИЗ АДВОКАТСКОЙ ПРАКТИКИ
Закон о защите прав потребителей »
Закон "О защите прав потребителей" регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.



 
Установление факта родственных отношений »
В рамках наследственных правоотношений наследникам зачастую приходится обращаться в суды для установления юридического факта родственных отношений.


 
Проект ФЗ "О судебно-экспертной деятельности в РФ" »
Проект ФЗ "О судебно-экспертной деятельности в РФ" Внесен в ГД РФ: 29 июня 2013 года
Инициатор: Правительство РФ.  20 ноября 2013 года было принято решение принять законопроект в первом чтении; представить поправки к законопроекту .



 
Техническая экспертиза »
В случаях ДТП, когда страховщик не соглашается с нанесенным Вашему транспортному средству ущербом (уменьшает его), без заключения технической экспертизы не обойтись


 


© 2012-2018
Кукушкин и Демченко


Адвокаты
адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
+7 (812) 989-00-44

Санкт-Петербург
м.Купчино, Балканская площадь д. 5, БЦ "Балканский - 1"
офис № 902 ( 9 этаж )






ArtVector|SPB
разработка и поддержка сайта